АНДРЕЙ РУБЛЕВ

ИЗ ИСТОРИИ ДРЕВНЕРУССКОГО ИСКУССТВА.
Урок-монолог с элементами диалога

Запись на доске 1:

АНДРЕЙ РУБЛЕВ ( 1360? - 29.12.1430 )

Запись на доске 2:

Эпиграф:
“Бог есть любовь.”
Иоанн.

Музыка на уроке:
И.С.Бах. Токката и фуга ре-минор
С.Рахманинов. Этюд-картина

Оборудование для урока:
два диапроектора, проигрыватель, фортепиано.

ПРИМЕРНЫЙ ПЛАН УРОКА:

1. Голос художника.
2. “Троица”, “Страшный суд”, “Легенда о Рублеве”.
3. Заключение.

1. ГОЛОС ХУДОЖНИКА.1. ГОЛОС ХУДОЖНИКА.1. ГОЛОС ХУДОЖНИКА.

Дается краткая справка о времени и жизни А.Рублева, гениального мастера, веровавшего в Бога и возрождение духовных ценностей Древней Руси, мечтавшего о мире, согласии и любви.

Более половины тысячелетия миновало с тех пор, когда в городах и монастырях тогдашней Северо-Восточной Руси жил и работал монах-иконописец Андрей Рублев, прославленный теперь по всему миру как один из величайших художников России.

Срок в пять столетий трудно вместим в человеческое сознание. За это время родились, прожили и сошли в могилу многие поколения людей. Менялись жизненные и культурные идеалы, иными стали не только представления о жизни и смерти, но сам облик, или, как говорили в старину, зрак земли. Проходили, сменяя друг друга, времена «лютые и благоприятные», «безопасные и смутные». Древние книги, читанные из поколения в поколение русскими людьми, свидетельствуют, что наши предки во «время злое» чаяли «времен исцеления», умели тяжкими трудами подготовлять «время жатвы». Нелегкая история Родины учила их, наших предков, различать «время власти тьмы» и в терпении верить, что «всему свое время» — «время терять и время искать», «время молчать и время говорить».

Ровно пять с половиной столетий отделяют нас от того самого, наверное, морозного и метельного дня — 29 января 1430 года, когда иноки подмосковного монастыря святого Спаса опустили в могилу на местном кладбище долбленную по тогдашнему обычаю дубовую колоду — гроб с телом своего собрата Андрея «пореклу» (прозванию) Рублева, а по послушанию (занятию в монастыре) иконника. Современники высоко чтили чернеца Андрея за редкие личные качества, определяемые исстари живущим в нашем языке словом — праведник. Необычайно ценились его иконы и фрески, а также украшенные им самим или его учениками рукописи.

Первая запись об Андрее в летописях относится к 1405 году, “чудных и преславущих иконописцах Данииле и Андрее”.

Вместе с известными изографами Феофаном Греком и Прохором из Городца расписывает Благовещенский собор в Московском Кремле. В 1408 году Андрей Рублев работает в городе Владимире над росписью Успенского собора. Рядом с ним расписывал эти стены Даниил Черный.

До нас дошли лишь некоторые фрагменты, созданные художниками, украшавшими обветшавшее сооружение летом 1408 года.

Едва работа была закончена, как зимой (1410 г.?) “аки злые волки”, на Русь напали кочевники. Летописец так повествует об этом:”И быть тогда по всей Русской земле всем христианам туга велика и плач неутешим и рыдание, и кричание... вси бо подвизошаси и вси смутишаси, многи бо напасти и убытки всем человекам здеяшаси и большим и меньшим и ближним и дальним”. Татарский царевич Талыча со своим войском незаметно подкрался к Владимиру, разгромил и разграбил город. Трагедия Владимира, украшенного великолепными памятниками искусства, не могла не стать и трагедией Андрея Рублева, хотя ничего не известно, как отнесся великий художник к этим разрушениям.

Чудом сохранилась часть этих фресок, а вторую жизнь начали они в 1918 году. Андрей Рублев похоронен в Спасо-Андрониковом монастыре в г.Москве. Голос художника “из озаренной дали” не только слышен, но и понятен, потому что его произведения из области человеческого духа.

АНДРЕЙ РУБЛЕВ. ОСНОВНЫЕ ДАТЫ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА.

Около 1360 г. - родился в средней полосе России.

1370—1390-е гг. — учился и работал в дружине московских художников.

До 1405 г. — принял монашество с именем Андрей, жил в московском Спасо-Андроникове монастыре.

1405 г. — совместно с художниками Феофаном Греком и Прохором с Городца расписывал Благовещенский собор Московского Кремля.

1408 г. — вместе с художником Даниилом Черным написал фрески и иконы в Успенском соборе во Владимире.

Около 1408 г. — написал иконы, получившие впоследствии название «Звенигородский чин».

Между 1422 и 1427 гг. — совместно с Даниилом Черным руководил работами по росписи и созданию иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря. Тогда же написал икону «Троица».

1427—1430 гг. — создал росписи Спасского собора Спасо-Андроникова монастыря.

29 января 1430 г. — скончался и погребен в Спасо-Андроникове монастыре.

1551 г. — постановление русского церковного собора («Стоглав»), объявление иконы Андрея Рублева образцом для художников.

XVI в. — местное почитание Андрея-иконописца как святого в Спасо-Андроникове монастыре.

1647 г. — первое печатное упоминание его имени.

Конец XVII в. — глава в рукописном «Сказании о святых иконописцах», посвященная Андрею Рублеву.

1960 г. — всемирное празднование 600-летнего юбилея Рублева по решению ЮНЕСКО.

1988 г. - канонизация Собором Русской Православной Церкви преподобного Андрея Рублева “на основании святости жизни и подвига иконописания” и установление ежегодного церковного праздника ему 17 июля по новому стилю.

2. “Страшный суд”, “Троица”, “Легенда о Рублеве”.

Эту часть урока следует посвятить изучению, анализу произведений автора. Здесь уместны театрализованные фрагменты, чтобы глубже почувствовать время и язык мастера, а также слайд-фильм с комментариями.

Не спеша подаются диапозитивы. Звучит Токката и фуга И.С.Баха . Звучит Токката и фуга И.С.Баха . Звучит Токката и фуга И.С.Баха

1. “СТРАШНЫЙ СУД”.

С незапамятных времен искусство христианских народов обращалось к теме Страшного суда - конца мира. В том, как решали ее художники, проявлялись и общие, коренящиеся в особенностях этого мировоззрения черты, и то своеобразное, что зависит от личности художника, характера народа, настроений эпохи. Мысли о конце мира становились подчас способом его оценки, осмысления истории. Выявлялось здесь и другое начало — размышления о целях человеческой жизни, отношение к смерти, страданию...

Такие изображения уже были во Владимире. В Дмитровской церкви внимательно всматривался Рублев в росписи, раздумывал, вспоминал увиденное и вновь неторопливо возвращался в Успенский собор.

Строги и суровы образы суда в представлении художников XII века. Нелицеприятен суд — каждому воздается по делам его. «Праведен суд судите». Но у кого это из старых отцов сказано, что суд этот не может быть справедлив?

Да, да, вспоминалось Андрею прочитанное: никогда не говори, что судья справедлив, ведь если бы он был справедлив, мы все были бы осуждены... Любви к ближнему требует он от нас, милости, и сам он — любовь, жертва за других.

...И все же суд его страшен. Вспомнилось основное и главное из написанного об этом. «Апокалипсис» — откровение Иоанна Богослова — странная, сложная и таинственная книга. Темные, многозначные ее образы трудны, непрозрачны для человеческого сознания. Языком невиданных символов говорится о будущем человечества: бурные ветры, огонь, крушение гор, свертывающийся свиток небес и исчезающая земная твердь — «земля и все находящееся на ней сгорит». Страх и трепет. Но зачем все это? — настойчиво, еще и еще раз возвращался Андрей к осмыслению того, что ему предстоит изображать своей рукой. Какой в этом событии будущего смысл, подлинный замысел? Неужели расправа могущественных надмирных сил над творением, над беззащитным перед ними человеческим естеством? И память о прочитанном, и опыт пережитого подсказывали ему: конечно же, нет! То будет последняя и решительная вселенская битва добра со злом. И только после нее наступит полное изменение мира. Все обретет то совершенство, которое заключено было в неискаженном злом и грехом замысле творения. И небо будет новым, и земля будет новой. И иной, преображенный и просветленный, человек...

Но каждый да бдительно готовит себя к этому событию, старается дать добрый ответ на Страшном судилище. Оно страшно, это потрясение мира, с открывшимися тайнами бытия, огненным очищением всего, что есть на земле. Представлялось Андрею: поднимутся из гробов, из недр земных и морских глубин воскресшие мертвые... А потом в мире, который не будет уже никогда знать зла, страдания и смерти, возрожденному для новой жизни человеку день суда откроется как день окончательного созидания мира. Это и надо ему, Андрею, постараться выразить в своих настенных росписях. В этом сердцевина, суть.

Но - вновь подсказывала память усвоенное с детства - на этом суде решится для каждого его вечная судьба. Для недостойных, злых, не примиренных с людьми и Богом, нераскаявшихся - осуждение, ужас отлучения от несказанного света, кромешная тьма.

2. ТРОИЦА. ИКОНА.

Жил старый кочевник Авраам, и давно было ему дано обетование, что станет он родоначальником целого народа. Проходили годы, состарились и он, и его жена, и уже по законам естества не могло быть у них потомства. И вот однажды, когда сидел он на пороге своего дома в Мамврийской дубраве, в полуденный зной явился ему сам Бог. Невидимое, непостижимое, не имеющее образа божество, для общения с человеком принявшее вид трех путников.

“Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер (свой) и поклонился до земли, и сказал: Владыка! если я обрел благоволение пред очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего...

... И сказали ему: где Сарра, жена твоя? Он отвечал: здесь, в шатре. И сказал один из них: Я опять буду у тебя в это же время (в следующем году), и будет сын у Сарры, жены твоей...”

(Бытие, 18)

Три ангела, три странника у дуба
Мамврийского. Какая тишина
От них исходит! Как озарена
Сияет глубь иконы! Сердцу любы
Они давно. Печалью мягкой светят
Глаза у одного, и нежный лик
Его задумчив, он главой поник.
В другом — величье, строг и светел третий!
Пред ними чаша. Посохи свои
Они поставили. Пред вещей тайной
Дух замирает. Тихи, не случайны
Сейчас их речи, полные любви.
Они здесь близко, в мир сошли печали,
Чтоб осенить покровом и спасти,
Три странника из озаренной дали,
Вкушающие хлеб и соль в пути.

Икона написана в первой четверти 15 века для Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря в честь его основателя Сергия Радонежского (1321-1391).

3. СПАС. ИКОНА.

“Спас” Рублева поразил современников. Отпечаток огромного впечатления, которое он произвел на людей XV века, несет на себе не одно произведение даже из того немногого, что сохранило для нас время из икон этого столетия.

Лик рублевского “Спаса” дышит силой и покоем. Шея повернута как бы несколько в сторону, в то время как лицо обращено прямо к зрителю. Такое соотношение разворота шеи и лица сообщает сразу ясно уловимое движение по направлению к человеку, который стоит перед иконой. Небольшие, чуть суженные глаза смотрят из-под слегка приподнятых бровей. В нежном живописном свечении лица, написанного плавными бликами прозрачной охры, с теплыми высветлениями, которые мягко обозначают объемы, этот взгляд определенно выделен. Рублев четкой, уверенно очерченной линией обозначил глаза, верхние веки и брови. Это мастерское соединение чисто живописных приемов с линейными роднит стиль “Спаса” с фресками Успенского собора во Владимире.

Главное, что Рублев передал в Спасе, - любовь. Ту же мысль ясно выражали и слова на раскрытых листах книги в руке Иисуса: “Придите ко мне все труждающиеся и обремененные и аз упокою вы”. Надпись эта утрачена, поскольку от иконы сохранилась лишь голова и малая часть одежд.

4. АПОСТОЛ ПАВЕЛ.

Святой апостол Павел, до призвания своего в апостолы называвшийся Савлом, принадлежал к секте фарисеев и жестоко преследовал христиан. Чудесно призванный в апостолы Самим Господом, Который явился ему на пути в Дамаск, он сделался ревностным проповедником Евангелия в Аравии, Палестине, Кесарии, Малой Азии, Греции, Италии и многих других странах. Претерпев много страданий, он сподобился от Господа чрезвычайных откровений, будучи восхищен в рай и вознесен до третьего неба, где слышал такие тайны, каких никому из имеющих человеческую природу пересказать нельзя, и совершил многие и великие чудеса.

По словам св. Иоанна Златоуста, апостол Павел безчестия и оскорбления за проповедь искал больше, нежели мы чести, смерти больше, нежели мы жизни, бедности больше, нежели мы покоя, печали больше, нежели другие радости, и молился за врагов больше, нежели другие молятся против врагов. Он скончался в Риме около 67 г., будучи усечен мечом по повелению императора Нерона. Мощи его почивают в загородной римской церкви.

Икона Павла настолько мощна и выразительна в живописных средствах, что до наших дней время от времени отдельными исследователями высказывались сомнения в том, что все три звенигородских произведения (“Спас”, “Апостол Павел”, “Архангел Михаил”) написаны одним и тем же мастером. Допускалось, что при едином знаменщике — создателе композиции, которым был сам Рублев, Павел создан кем-то другим. Выдвигалось предположение об авторстве Даниила Черного. Эти сомнения основываются на одной ошибке. Считается подчас, что манера живописи есть некое постоянное начало, которое не зависит от того, что или кого изображает художник. Сейчас уже накопилось достаточно произведений древнерусского искусства, которые свидетельствуют — большой мастер связывает способ живописи с особенностью образа, с тем, кого он изображает.

Пятидесятилетний Андрей знал драгоценную меру духовной зрелости в человеке. Признак возраста - облысевшая спереди голова - выявляет мудрость Павла, открывая огромный купол лба. Складки лба не только выделяют рельеф, их движение как будто выражает высокую меру постижения, ведения. Образ Павла идеален - это, в понимании Рублева, вершина духовных возможностей праведного человека, огромных, почти безграничных...

5. АРХАНГЕЛ МИХАИЛ.

Грозный воевода небесных сил, победитель зла и самого сатаны, которого он низвергнул в бездонные пропасти ада, Михаил издавна изображался в виде сурового крылатого вестника в доспехах воина и с оружием в руках — копьем или мечом. Крылатая его фигура, вылитая из меди или серебра, украшала на устрашение врагов воинские шлемы. Чтили его как покровителя православного воинства, сражающегося за правое дело. Суровость и строгость придавали этому образу в сознании людей той поры и представление, что Михаил провожал души умерших в уготованные им обители, творя правду и защищая человеческую душу от темной бесовской силы. Посему и посвящались ему кладбищенские церкви — от затерянного в лесной глуши сельского погоста до великокняжеского Архангельского собора — усыпальницы стольного града.

Кроткий и углубленный в себя русоволосый архангел, с нежно склоненной кудрявой головой, не причастен злу. Борец со злом, он не «приразился» к нему, не уподобился враждебной стихии. «Архистратига небесных воинств» (так называли тогда Михаила) Рублев увидел добрым ангелом-хранителем всего сущего. В этом решении образа — вызревшая, давно ставшая близкой Рублеву мысль: борьба со злом требует величайшей высоты, абсолютной погруженности в добро. Зло страшно не только само по себе, но и тем, что, вызывая необходимость противостоять ему, порождает и в самом добре свой зародыш. И тогда в оболочке правды и под ее знаменем возрождается в ином виде то же самое зло, и «последнее бывает горше первого». Здесь, решая для себя извечный вопрос о добре и зле как о несоизмеримых, несоприкасающихся началах, Рублев как бы основывает традицию, никогда не оскудевавшую в русской культуре будущего. Художником-мыслителем, который несет добытое в своем опыте людям, предстает он и в этом произведении.

6. АПОСТОЛЫ МАТФЕЙ И ЛУКА.

Евангелист Матфей, носивший также имя Левия, был одним из 12-ти Апостолов. До своего призвания к апостольскому служению он был мытарем, т.е. сборщиком податей.

Как и Матфей, святой Лука был автором одного из четырех Евангелий. По роду своих занятий он был врачем, церковное предание добавляет, что он был также живописцем.

7. ИОАНН ПРЕДТЕЧА.

“Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих; а пищею его были акриды и дикий мед.

Тогда Иерусалим и вся Иудея, и вся окрестность Иорданская выходили к нему и крестились от него в Иордане, исповедуя свои грехи.” (Евангелие от Матфея).

8. ИОАНН БОГОСЛОВ.

Иоанн Богослов был возлюбленным учеником Иисуса Христа. Он удостоился особенной близости к Господу, находясь при Нем в самые важные и торжественные минуты земной жизни. Так, он удостоился присутствовать при воскрешении дочери Иаира, видеть преображение Господа на горе Фавор, слышать беседу о знамениях Его второго пришествия, быть свидетелем Его Гефсиманской молитвы. Иоанну Богослову, вися на кресте, Иисус поручил Свою Пречистую Матерь, сказав ему: “Се Матерь твоя!”.

Иоанн Богослов - автор Апокалипсиса — (греч. откровения о конце света).

“После сего я взглянул, и вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал как-бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда, и покажу тебе, чему надлежит быть после сего. И тотчас я был в духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий; ...” (Откровение Иоанна Богослова)

9. ТРУБЯЩИЙ АНГЕЛ.

“И когда он снял седьмую печать, сделалось безмолвие на небе, как-бы на полчаса. И я увидел семь Ангелов, которые стояли пред Богом; и дано им семь труб”.

“Первый ангел вострубил...” (Откровение Иоанна Богослова)

10. АНГЕЛ СО СВИТКОМ.

“И увидел я одного Ангела, стоящего на солнце; и он воскликнул громким голосом, говоря всем птицам, летающим по средине неба: летите, собирайтесь на великую вечерю Божию, чтобы пожрать трупы царей, трупы сильных, трупы тысяченачальников, трупы коней и сидящих на них, трупы всех свободных и рабов, и малых и великих”. (Откровение Иоанна Богослова)

11. ЛЕТЯЩИЙ АНГЕЛ.

“И видел я и слышал одного Ангела, летящаго посреди неба и говорящаго громким голосом: горе, горе, горе живущим на земле от остальных трубных голосов трех Ангелов, которые будут трубить!” (Откровение Иоанна Богослова)

ЛЕГЕНДА О РУБЛЕВЕ.

Легенда о Рублеве связана с историей об иконе Владимирской Богоматери, которая была принесена из г.Владимира в белокаменную Москву и радостно принята. Все верили в ее чудотворное значение. Некий средневековый писатель сообщает, повествуя, как о чуде, что отпугнула она войско Тамерлана. “Тамерлану ночью приснился сон. Он увидел святителя с золотым жезлом и жену некую в багряные ризы одетую”.

Московские князья решают оставить эту икону в городе Москве в соборе Кремля. Но Владимир властно заявил свои права на византийскую святыню.

Князю Василию Дмитриевичу наскучили вечные ходатайства владимирцев. Когда одна из таких депутаций стала угрожать князю открытым восстанием, он велел заковать назойливых ходатаев в железо, а во Владимир послал отряд для подавления недовольных силою. На другой день пономарь кремлевского Успенского собора, открыв храм, увидел в нем вместо одной иконы “Владимирской богоматери” две совершенно сходные и не было возможности отличить, какая из них подлинная. Князь Владимир Дмитриевич, когда лично убедился в тождестве двух икон, тотчас велел освободить заключенных и предложил им выбрать любую.

В это время над росписью Благовещенского собора в Москве работали Андрей Рублев, Феофан Грек, Прохор из Городца. Есть версия, что они и написали копию “Владимирской Богоматери”, чтобы не допустить еще одного кровопролития. Знаменитая троица изографов “сотворила мир”. О, художник, ты волшебник !

В конце дать краткую справку о художниках, которые обращались к творчеству Рублева (Дионисий (иконы) (15 век), Илья Глазунов “Сто веков” (20 век) и т.д.).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Заключение построить на анализе картины И.Глазунова “Сто веков”. В картине ярко отразилось значение Андрея Рублева в истории искусства.

ПРИЛОЖЕНИЕ.

БОГОМАЗ

Антонина Баева

 

Рисунок строг,
Лежат слоями краски,
То вохряны,
То нежно-зелены.
Нерукотворны,
Непритворны Спасы
Глядят поглядом
Близкой старины.
Гневливы
От безверия народа,
Укорливы,
Как вьяве — на холсте.
...Шумела над Россией непогода,
А где-то на Радонежской версте
Был монастырь,
А в нем безродный инок
Не костенел, не гнулся,
Гордо жил,
Вот он сидит,
Нам видно только спину:
Лицо свое, послушник, покажи!
Отвернуто оно,
Оно — загадка.
Ни лба, ни глаз не видно,
И теперь
Твоих творений узнаванье сладко.
Вот келья,
Вот решетчатая дверь,
И лики,
лики...
Писаны тобою,
Другим ли,
Возле пишущих тогда?
Таинственной рублевскою судьбою
Освещены далекие года.
Искусный мастер,
Не имевший равных,
В средневековье числился святым.
А на иконах — облака, да травы,
Да боги — всемужицкой доброты.
Пред “Троицей” стоим, благоговея,
Дивясь единству,
свету,
красоте...
Курится ладан.
Что еще успеешь
Оставить людям
В этой суете?
Одну ли веру, да любовь к народу,
Да обещанье лучших из миров?
Бежали по России скороходы,
И Спас был сострадающ и суров.
С ордой боролись
И Донской, и Никон,
Великие и малые князья.
Но Русь хирела,
Скудилась и никла...
Нельзя душой извериться, нельзя!
И пел народ молитвы непритворно,
В земных поклонах наторел весьма.
И славились иконы чудотворные
Священного,
рублевского письма.
И смеси клея рыбного с олифой
И киновари чистые тона
Сплетали воедино быль и мифы.
Не искушай монаха, Сатана,
Не предлагай богатые посулы
За то,
Чтоб только правду осквернил.
...Сидит Рублев над красками сутуло,
А будто — перед райскими дверьми:
В руках его могущество —
Сейчас он
Всем распахнет
Невидную досель,
В избе,
Пропахшей копотью и квасом,
Великой веры светлую купель.
Пусть по божницам
Светится утешно
Бессмертья человечьего залог.
Пусть уверяет
Грешных и безгрешных,
Что человек и сам
Почти что бог...